Экипаж тральщика Т-611. "Семеро смелых".

На исходе тёплой июньской ночи 1943 г. только что назначенный командиром шестого дивизиона тральщиков Волжской военной флотилии капитан-лейтенант О. К. Селянкин подошёл к борту одного из тральщиков. Силуэт небольшого корабля смутно вырисовывался в темноте, однако одного взгляда комдиву было достаточно для определения его типа: «Снова газоход, – с досадой подумал он, – судно неуклюжее, маломощное, такие на флотилию поступают по мобилизации с речных пароходств».
5 фото via

Экипаж катера-тральщика Т-611 Волжской военной флотилии. Слева направо: краснофлотцы Агния Шабалина (моторист), Вера Чапова (пулеметчик), старшина 2-й статьи Татьяна Куприянова (командир корабля), краснофлотцы Вера Ухлова (матрос) и Анна Тарасова минер).



(Отредактировано в 2016-11-14 10:35:07)
комментарии ↓
SESHOK 2016-11-14 10:35:02 # Ответить
0
Олег Константинович – молодой, но уже достаточно опытный моряк – считал, что боеготовность корабля лучше всего определить по тому, как его экипаж реагирует на сигнал боевой тревоги. Вот и на этот раз комдив, жестом руки остановив рапорт вахтенного, приказал: «Боевая тревога!», – а сам, как обычно, прошёл в кубрик, не подозревая, какой конфуз его ждёт.

Впрочем, предоставим слово ему самому, поскольку после войны О. К. Селянкин стал писателем – автором книги «На румбе – морская пехота»: «Через несколько секунд, поняв всю нелепость своего присутствия в кубрике, где с коек повскакали полуодетые девчата, я пулей выскочил на палубу».

«Девушки появились на флотилии осенью 1942 г., первоначально они занимали самые мирные должности: служили писарями, баталерами, телефонистками. Всё по заведённому порядку, – вспоминал О. К. Селянкин, – и вдруг девчата взбунтовались – заявили, что чувствуют себя достаточно сильными и подготовленными для того, чтобы стать экипажем одного из катеров-тральщиков. И был сформирован такой экипаж»

Дополнительные подробности находим в мемуарах командовавшего тогда Волжской военной флотилией адмирала Ю. А. Пантелеева (1901–1983): «…ко мне пришла старшина 2-й статьи Куприянова и стала настойчиво просить выделить ей тральщик и разрешить укомплектовать его команду девушками. Скрепя сердце я согласился, выделил старый катер. Девушки своими силами отремонтировали его, установили тралы и доложили о готовности нести боевую службу. Перед первым выходом я сам придирчиво осмотрел корабль, проверил знания команды. Впечатление осталось наилучшее, и я дал «добро» на выход».

Поправим заслуженного адмирала: катер оказался вовсе не старый, построенный в Аркульском затоне Нолинского района Кировской области осенью 1937 г. Первоначальное наименование: буксирный газоход № 12. Служил он в Вятском речном пароходстве, место приписки – затон имени Степана Халтурина (Котельнич).

Именно он вошёл в историю как единственный корабль советского Военно-Морского флота, укомплектованный женским экипажем.

Это было небольшое судно с деревянным корпусом. Двигателем служил 60-сильный тракторный мотор «ЧТЗ», приспособленный вместо традиционного жидкого топлива для работы на генераторном газе. Последний получался при сжигании древесной чурки.

SESHOK 2016-11-14 10:35:02 # Ответить
0
Ещё на Вятке в его экипаже трудились мотористами две наших землячки-котельничанки: Агния Павловна Шабалина и Евдокия Сергеевна Пархачева. В экипаже мирного трудяги-буксира, кроме этих девушек, работали инвалид войны и подросток.

Девушки стремились попасть на фронт. Несколько раз обращались в военкомат, но всё напрасно. Им отвечали, что они нужны здесь, в тылу, где рабочих рук не хватает. И вдруг им повезло.
В начале навигации 1943 г. буксирный газоход № 12 в числе группы судов Вятского речного пароходства (два парохода и пять газоходов) был мобилизован в состав Волжской военной флотилии. В Камышине его переоборудовали в тральщик № 611. Девушки боялись, что им, как и экипажам других, пришедших из Котельнича судов, придётся возвращаться домой, но на их счастье тральщик было решено укомплектовать женской командой, и Дуся с Агнией остались на судне: первая стала командиром отделения мотористов, вторая мотористом. Команду тральщика возглавила старшина 2-й статьи Антонина Емельяновна Куприянова.

Переоборудование в тральщик, оснащение тралами и крупнокалиберным пулемётом потребовало увеличения численности команды до 7 человек. Помимо уже названных в экипаж вошли: Вера Чапова (пулемётчица), Анна Тарасова (минёр), Тамара Декалина (рулевой), Вера Ухлова (матрос).
Зачем же потребовалось в переломный военный год, когда ход войны изменился в нашу пользу, превращать вятский газоход в тральщик, да ещё на тыловой реке Волге?

Действительно, после капитуляции 2 февраля 1943 г. немецких войск, окружённых в районе Сталинграда, на Волге прекратились военные действия. Однако противник продолжал попытки прервать судоходство на главной водной магистрали страны. Каждую ночь летали над Волгой немецкие бомбардировщики, бомбили караваны судов и сбрасывали на судовой ход мины.

Мины не простые, а магнитные и акустические, взрывающиеся от магнитного поля судна или шума его двигателей. Коварство мин заключалось в том, что они имели различную кратность – от двух до шестнадцати. Это требовало от тральщика пройти над миной до 16 раз, чтобы заставить её взорваться. Вот для борьбы с такими минами пригодился вятский газоход, неуклюжий с виду, зато обладавший, благодаря деревянному корпусу, малым магнитным полем.

Вторая бригада тральщиков в составе шестого дивизиона, в которую вошёл 611-й, базировалась в с. Горный Балыклей. Траление производилось на плёсе Быковы Хутора – Луговая Пролейка.

«Однажды несколько часов кряду мы бороздили водную гладь, сделав несколько галсов над тем местом, где была сброшена мина, – вспоминала А. П. Шабалина. – Приближался вечер, решили ещё раз сделать галс и возвращаться. Вдруг раздался взрыв, изуродовавший трал-баржу, которая быстро затонула. Тральщик содрогнулся, казалось, он развалится на части. Мотор заглох. Через пазы деревянной обшивки хлынула вода, быстро заполняя корпус».

SESHOK 2016-11-14 10:35:02 # Ответить
0
Девушки не растерялись, они принялись откачивать воду помпой, вёдрами, конопатить щели в корпусе. Однако вода всё прибывала. С огромным трудом Антонина Куприянова и Евдокия Пархачева отыскали большую пробоину в машинном отделении, где уровень воды доходил им до пояса.
Когда воду откачали, выявилась новая проблема: вышел из строя двигатель. Была ночь, когда Шабалина и Пархачева приступили к его запуску. Двигатель не заводился, не действовал стартёр. Течение сносило тральщик вниз. После долгих усилий двигатель нехотя чихнул, норовя остановиться, затем заработал всё увереннее, набирая обороты. Женский экипаж с честью вышел из бедственного положения.

В штабе дивизиона к тому времени уже решили, что тральщик погиб. Высланный на помощь катер в темноте обнаружил только остов затонувшей трал-баржи, сам тральщик, дрейфовавший по течению, не заметили. О гибели тральщика сообщили в штабы дивизиона и бригады. Какова же была радость моряков, когда на рассвете они увидели подходивший к месту обычной стоянки 611-й! Экипажи других судов выбежали на палубы и кричали «ура» в честь наших героинь!

Увидев вятский газоход-тральщик в деле, командир дивизиона дал такую оценку: «Добросовестно, мужественно и умело работали девчата, даже вытралили одну мину. Но я всё равно не мог к ним относиться так, как к экипажам других катеров-тральщиков. Мне почему-то всё время казалось, что ноша, которую девчата добровольно взвалили на себя, всё же тяжеловата для них. В том, что это моё мнение держалось так долго, возможно, виновата и первая моя встреча с экипажем девичьего катера-тральщика».
По принятой на флотилии традиции в честь первой победы тральщика в центре красной звезды, нарисованной на передней стенки рубки, девушки-краснофлотцы тщательно нарисовали цифру «1».

В середине лета 1943 г. минная опасность на участке ответственности второй бригады была сведена к минимуму. Вятский газоход-тральщик по приказу командования передавался в Сарепту, где базировались тральщики первой бригады. О проводах единственного женского экипажа трогательно написал О. К. Селянкин: «Под вой сирен катеров-тральщиков почти всего дивизиона, на палубах которых застыли шеренги моряков, катер девчат снялся со швартовых. Девчата не смогли стоять в строю по стойке «смирно», как того требовал устав. Они сначала сгрудились около рубки под большой красной звездой с единицей в центре, потом перебежали на корму. И махали, махали нам беретами».

На новом месте единственный женский экипаж уничтожил ещё две мины, затаившиеся на дне реки.

Три уничтоженные мины, много это или мало? Всего за две навигации 1942 и 1943 гг. постами наблюдения и связи была зафиксирована постановка противником 756 мин. Разделив это количество на 203 тральщика, получаем высокий результат, поскольку часть мин, оказавшихся вне судового хода, была уничтожена другими способами, без применения траления.

«К концу кампании весь экипаж был отмечен правительственными наградами и получил крупные денежные премии», – подвёл итог опасной боевой работы адмирал Ю. А. Пантелеев.

В апреле следующего, 1944 г., тральщик был разоружён и возвращён прежнему судовладельцу – Вятскому речному пароходству. Списан в Котельниче и пошёл на слом в 1957 г.

В Камышине, где вятский газоход переоборудовали в тральщик, на выставке боевой техники времён Великой Отечественной войны экспонируется макет, воспроизводящий в натуральную величину внешний вид тральщика № 611.

SESHOK 2016-11-14 10:35:02 # Ответить
0
Завершающая


По окончании войны разошлись пути членов славного экипажа. Наша землячка А. П .Шабалина, ставшая Нешиной, окончила Горьковское речное училище, работала в Волгоградском узле связи Нижневолжского речного пароходства. Другая котельничанка Е. С. Пархачева (Мочалова) после многих лет работы на речном транспорте, обосновалась в г. Серове. Анна Фёдоровна Тарасова живёт в г. Яхроме Московской области, Вера Варламовна Ухлова (теперь Фролова) – в Саратове, Тамара Ивановна Лекалина (Алексеева) – в Санкт-Петербурге, командир тральщика Антонина Емельяновна Куприянова – в Ульяновске.

Фото с послевоенных встреч

insaider 2016-11-14 10:35:02 # Ответить
+3
Цитата (SESHOK @ 13.11.2016 - 08:47)

Фото с послевоенных встреч

Какого года эта фотокарточка?
SESHOK 2016-11-14 10:35:02 # Ответить
+1
Наш верный товарищ Гугл к сожалению не дал ответа, но если судить по фасону платья девочки - 80-е годы... Хотя из меня историк моды никакой, может кто поправит?

cheer.gif
КИПон 2016-11-14 10:35:02 # Ответить
+1
вырос на книжках Селянкина
АГСчик 2016-11-14 10:35:02 # Ответить
+4
Вклад речников в героическую оборону Сталинграда был огромным. Командующий 62-й армией маршал Советского Союза В.И. Чуйков писал в своих мемуарах: "Если бы не героическиеусилия речников Волги и Волжской военной флотилии, которые в неимоверно тяжелых условиях обеспечивали 62-ю армию всем необходимым для успешного ведения боевых действий, то трудно сказать, чем бы могла закончиться битва за Сталинград: А если кратко, не было бы речников-волгарей, возможно, 62-я армия погибла бы без боеприпасов и продовольствия, не выполнила бы своей боевой задачи:"

Смекалка и хитрость — тоже оружие

«Воюют не числом, а умением» — гласит старая солдатская мудрость. Многие эпизоды Великой Отечественной войны подтвердили ее правоту. Действительно, не всегда исход боя определяло число кораблей и самолетов, орудий и пулеметов. Ситуации иногда складывались так, что противник, имевший численное преимущество, терпел поражение или не мог добиться планируемого успеха, а более слабый успешно выполнял поставленную задачу или уничтожал более сильного врага. И не малую роль в этом часто играли смекалка и хитрость, с помощью которых удавалось добиться внезапности, скрыть свои истинные намерения.

О таких эпизодах войны, одержать победу в которых помогали прежде всего смекалка и хитрость, и пойдет речь в этой главе.

Подвиг бакенщиков.

Шел май 1943 года. Несмотря на то, что советские войска разгромили вражеские полчища у Сталинграда и отбросили врага от берегов великой русской реки, война на ней не окончилась. В то время по Волге проходил основной путь перевозки нефти и горючего из района Баку на Урал и в центр нашей страны для заводов и фабрик, для всех фронтов, для Балтийского и Северного флотов. Противник не жалел сил, минируя волжские плесы.

Уже к концу апреля обстановка на Волге стала угрожающей. За два дня до майских праздников, подорвавшись на мине, затонул с баржей горючего буксир «Эривань», 2 мая — буксирный пароход «Сергей Лазо», 7-го — нефтеналивная баржа «Комсомолка», 8-го — такая же баржа «Катунь»... Вместе с этими судами было потеряно около шестнадцати тысяч тонн бензина, лигроина, смазочных масел. После каждого взрыва казалось, что горела сама вода. Вся поверхность реки по нескольку часов полыхала огнем, который выплескивался на прибрежные заросли камыша и кустарника, на лесные посадки.

В то время на Волжскую флотилию прибыл новый командующий контр-адмирал Ю.Пантелеев. Ночами, когда уменьшался поток докладов, требующих немедленных решений, он вместе с начальником штаба капитаном i ранга В. Григорьевым и начальником политотдела капитаном 1 ранга Н. Зарембо старался найти решение для обеспечения безопасности судоходства по Волге, увеличения объема перевозок горючего, для ускорения траления, повышения его эффективности.

Для минирования Волги противник использовал более сотни самолетов, которые сбрасывали донные неконтактные мины с приборами кратности и срочности. Сброшенные с самолета на парашютах, мины часто зарывались в ил или песок, «замывались» течением. Обнаружить их и уничтожить было очень трудно.

Для траления применяли магнитные и акустические неконтактные тралы, представлявшие собой металлические баржи, на которые устанавливались специальные акустические устройства. Под тральщики переоборудовали небольшие пароходы, буксиры, прогулочные катера. Эти маленькие мирные суда становились военными кораблями. Гражданские рулевые и мотористы превращались в матросов и старшин. Были и такие экипажи, в состав которых входил только один военный специалист — минер. Встречались и экипажи, полностью укомплектованные девушками.

По шестнадцать — двадцать часов в сутки проводили эти маленькие корабли на тралении. Но несмотря на героическую работу тральщиков, минная опасность оставалась. Позднее стало известно, что в те дни враг сбросил в Волгу более трехсот мин. Да и из четырехсот выставленных им в предыдущую навигацию, многие еще лежали на дне, готовые в любой момент обернуться бедой.

Командование флотилии понимало, что для обеспечения безопасности на Волге нужно на борьбу с минами поднять каждого матроса и старшину, каждого бакенщика и речника, все население прибрежных сел. И люди откликнулись. Женщины и дети организовали сотни дополнительных постов наблюдения вдоль всей Волги. Ночами тысячи глаз внимательно следили за поверхностью воды. Обнаружив место, куда вражеский самолет сбросил мину, люди немедленно сообщали об этом морякам.

Десятки предложений поступали в штаб флотилии от военных моряков. Например, командир тральщика мичман М. Дерябин предложил при тралении мест, где замечено падение мины, выводить трал-баржу вверх по реке, а затем пускать ее самоплавом впереди тральщика. Выигрыш был двойной: снижалась опасность подрыва для тральщика и экономилось топливо на этом тральном галсе. Применяя этот способ, командир другого тральщика старшина 2-й статьи М. Иосевич использовал одновременно две трал-баржи, тем самым расширяя полосу траления почти вдвое.

Но самое интересное и наиболее ценное в сложившихся условиях предложение внес старейший бакенщик старшина обстановочного участка И. Зимин. Он заметил, что в последнее время у некоторых сбрасываемых самолетами мин изменился звук. Обычно мины на парашютах падают тихо и только при соприкосновении с водой слышен небольшой всплеск. А вот сейчас бывают «случаи, когда падающие мины как-то «подпевают» в воздухе, да и падают в воду с большим шумом. Он запомнил одно место падения такой мины — на отмели.

И когда нашел ее, удивился — «миной» оказался старый авиационный мотор! В другом месте он обнаружил два куска рельса, связанных между собой.

Это открытие было настолько важным, что о нем доложили командующему. Контр-адмирал Ю. Пантелеев пригласил старого бакенщика к себе и попросил подробно рассказать о своих наблюдениях. Внимательно выслушав Зимина, все пришли к выводу, что противник использует обманный маневр, сбрасывая в реку различные предметы. Пантелеев вспомнил, что в ряде мест тральщики уже несколько суток тралят зафиксированные точки падения мин и все безрезультатно. Не такие ли и там стоят «мины»?

— Вы и не догадываетесь, какое открытие сделали. Спасибо! — поблагодарил он бакенщика, считая, что разговор окончен, но тот, смущенно улыбаясь, продолжал:

—У меня еще одно дело есть, поважнее. Фашисты мины ставят по ночам. Так вот, в темноте мы им сами помогаем их точно сбрасывать. Бакены-то горят всю ночь. А зажигать их надо только тогда, когда на этом участке судно проходит, а потом снова гасить. Тогда фашистам труднее будет точно мины кидать.

—Это ясно, отец, — осторожно перебил его Пантелеев, — но тогда бакенщикам ох как трудно придется...

Ему было хорошо известно, что и при обычной-то работе бакенщикам на веслах приходилось по ночам проходить по двенадцать — пятнадцать километров. И это при сильном волжском течении.

— Ничего, — заверил Зимин. — Потрудимся для фронта. Дело-то кровное: у каждого из нас там
сыновья и внуки воюют. Главное, чтобы нам вовремя сообщали, когда бакены зажигать нужно.
Как-нибудь справимся. Но дело и не только в этом, — после небольшой паузы продолжил старый
бакенщик. — Есть еще одна думка. Она — главная.

Пантелеев и Зарембо переглянулись: что же еще более важное может предложить этот необычный старик?

А Зимин предложил обмануть вражеских летчиков, поставив ложные огни на мелких протоках, окружавших реку, и зажигая их на всю ночь так, чтобы они имитировали судовой ход реки. Идея была настолько проста и неожиданна, что в каюте на какое-то время воцарилась тишина.

Затем командующий вызвал начальника гидрографической службы флотилии капитан-лейтенанта Н. Назимова, объяснил ему суть дела и приказал выделить в распоряжение бакенщика катер-глиссер, автомашины, требуемое число фонарей и нескольких матросов. И выполнять работу в строгой тайне.

Вскоре на протоках загорелись десятки огней — «светящаяся декорация», как назвал их Назимов. А бакены на судоходном фарватере стали зажигать только на период прохождения мимо них судов.

Как только начали действовать ложные «фарватеры», большинство вражеских самолетов проходило над Волгой не обнаруживая ее, а затем сбрасывали мины на мелкие несудоходные протоки, а то и просто на прибрежный песок и в камышовые заросли. Их находили на всем протяжении ста двадцати пяти километровых «световых декораций».

Труд тысяч людей, объединивших свои усилия для обеспечения безопасного судоходства на Волге, полностью окупился. В навигацию 1943 года прошло около восьми тысяч судов, было перевезено более шести миллионов тонн жидкого топлива и других народнохозяйственных грузов. А моряками флотилии с помощью населения было обнаружено и уничтожено до шестисот вражеских мин. И в том, что летом 1943 года советские войска разгромили танковые армии гитлеровцев в районе Орла и Белгорода, есть заслуга речников и моряков Волжской флотилии, женщин и детей прибрежных сел. Есть в этом заслуга и старого волжского бакенщика И. Зимина, который был награжден орденом Красной Звезды.
http://www.tatveteran.ru/creation/?id=3
SaNЯ 2016-11-14 10:35:02 # Ответить
0
Вот на этом служил, только без женщин sleepboobs.gif

© Hodor 2009 – 2016
Пользовательское соглашение
Правила
Яндекс.Метрика