Человек, который спас авианосец «Адмирал Кузнецов»

Источники в сирийской армии сообщили, что часть боевиков попросила про переговоры о перемирии в связи с тем, что наш авианосец «Адмирал Кузнецов» угрожает их позициям.

Сегодня тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» - флагман нашей группировки кораблей у берегов Сирии. Вот только мало кто знает, что красавец «Кузя» остался на плаву, а не был порезан на металлолом в угоду нашим «партнерам», благодаря мужеству и упорству одного человека — летчика, Героя России Тимура Апакидзе.

Апакидзе первым из российских строевых военных лётчиков в 1991 году вслед за испытателями совершил посадку на палубу «Адмирала Кузнецова». Он научил этому сложнейшему элементу своих коллег, чем фактически спас единственный российский авианосец. Легендарный летчик в «смутное время» отказался приносить присягу Украине, отказался и возглавить грузинские ВВС.

Благодаря Апакидзе была сохранена отечественная корабельная истребительная авиация.

Ему было отпущено только 47 лет жизни. О Тимуре Апакидзе нам рассказали его коллеги и друзья.
Все, кто знал Тимура Апакидзе, отмечают его решимость, внутреннюю силу и целеустремленность.

Еще мальчишкой он попал в кабину военно-транспортного самолета Ли-2. Сидя на месте второго пилота, с упоением держался за ручку управления. Небо его буквально заворожило. А когда в Верхней Ваенге (ныне Североморск) увидел, как хоронят экипаж разбившегося Ту-16, окончательно решил для себя, что станет летчиком и займет место погибших пилотов.

Со своей будущей женой Ларисой, которую он звал Лесей, Тимур познакомился в 13 лет, в детском санатории в Ессентуках. Вернувшись домой, сказал маме, что встретил девочку, на которой впоследствии женится.

В результате и летчиком стал, и под венец с девочкой своей мечты отправился.

Правда, путь в небо оказался тернист.

Воспитал Тимура дядя, брат его мамы, морской офицер Николай Ильенков. Родители Тимура разошлись, когда мальчику исполнился только год. С бабушкой и мамой он переехал к дяде Коле на Север, к незамерзающему Кольскому заливу Баренцева моря. Через 9 лет вслед за Николаем Марковичем они отправились в Кронштадт.

Жили небогато. Чтобы бабушке с мамой стало немного полегче, Тимур поступил в Нахимовское училище, но не перестал мечтать о небе.

— Из Нахимовского училища следовало идти дальше в высшее военно-морское учебное заведение, — рассказывает заслуженный летчик-испытатель Роман Кондратьев, один из виртуозов-соколов, которых выпестовал Апакидзе. — И тогда Тимур Автандилович со своим другом, Алексеем Власовым, написали письмо главкому ВМФ с просьбой: в виде исключения направить их в летное училище. При этом оба заверили, что не предадут Военно-морской флот, а вернутся летчиками уже на авианосцы, которые непременно должны быть у Советского Союза. И адмирал флота Сергей Горшков дал нахимовцам «добро».

В результате оба оказались в Ейском летном училище.

- Там произошел комический случай, о котором любил вспоминать Тимур Автандилович, — продолжает рассказывать Роман Кондратьев. — Он был худой, белобрысый, и несмотря на фамилию, ничего в нем грузинского не было. Стоял он как-то в наряде. Около него остановился начальник учебно-летного отдела.

Увидев у Тимура значок нахимовского училища, аж присвистнул: «Как ты сюда попал, ведь даже суворовцам к нам поступить сложно?» Пообещав всячески помогать курсанту, он заметил: «Я смотрел списки поступивших, там есть какой-то грузин, чего они лезут сюда — не понятно. Ты присмотрись к нему повнимательнее…» Уходя, он поинтересовался: «Да, кстати, как твоя фамилия?» Когда Тимур сказал: «Апакидзе», — начальник учебно-летного отдела застыл с открытым ртом, а потом молча удалился.

В училище Тимуру очень повезло с первым инструктором. Владимира Абрамовского курсанты за ярко-рыжий цвет волос прозвали Рэд. Он жестко готовил новичков к стрессовым ситуациям. Мог в полете выключить двигатель, отключить основные пилотажно-навигационные приборы. При этом следил за поведением курсанта. Под руководством Абрамовского будущие пилоты осваивали боевое маневрирование, косой пилотаж, нестандартные маневры, а также учились садиться на дорогу и драться в воздухе.
Тимуру в летном деле хотелось дойти до самой сути.

— Во время учебы, будучи в увольнительной, он находил летчиков-истребителей, морских летчиков — участников Великой Отечественной войны, — рассказывает Герой России, заслуженный летчик-испытатель Игорь Вотинцев. — Встречаясь с ними, просил вспомнить военные эпизоды, рассказать о воздушных боях и операциях по уничтожению наземных целей. Тимур пытался понять секреты военного мастерства, какими качествами должен обладать летчик, какие требования предъявляются самолету. Он вел статистику, проводил глубокий анализ всех военных эпизодов. Все сведения записывал в дневник. И таких тетрадей у Тимура накопилось достаточно много.

Стали называть Нельсоном, потом Адмиралом

После окончания Ейского летного училища Тимур Апакидзе попал служить в гарнизон Остров в Псковской области. Здесь он увлекся карате. Как вспоминала его жена, Лариса Северикова, литературы по этому виду спорта не было, карате было под запретом, но Тимуру удалось достать распечатанный на ротапринте экземпляр книги. По этому пособию он с сослуживцами и начал тренироваться.

Однажды на тренировке ему подбили глаз, и друзья стали в шутку называть Тимура Нельсоном. Впоследствии за ним закрепилось прозвище Адмирал. Он и подпись ставил соответствующую. Если внимательно присмотреться, можно убедиться, что расшифровывалась она не как Апакидзе, а как Адмирал.

— Тимур Автандилович считал, что летчик должен быть бойцом не только в воздухе, но и на земле, — говорит, в свою очередь, Роман Кондратьев. — И приводил пример из жизни аса-истребителя, дважды Героя Советского Союза Владимира Лавриненкова. Во время Великой Отечественной войны под Орлом он подбил Ме-109. Увидев, что немецкий летчик сумел посадить свою машину и пытается скрыться, Лавриненков сел рядом. Настигнув противника, задушил его голыми руками.

Впоследствии Тимуру Апакидзе довелось служить в Калининграде, а в 1986 году после окончания Военно-морской академии имени Гречко он был назначен командиром образованного Сотого корабельного истребительного полка, который базировался на аэродроме в Саках, в Крыму.

— Я не знаю другого такого человека, который бы так тщательно готовил себя к корабельным посадкам, как Тимур Апакидзе, — говорит Игорь Вотинцев.
1 ноября 1989 года впервые в Советском Союзе летчик-испытатель КБ Сухого Виктор Пугачев на истребителе Су-27К совершил посадку по-самолетному на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Тбилиси» (так ранее назывался авианосец «Адмирал Кузнецов»). Через два года Тимур Апакидзе первым из российских морских строевых летчиков посадил на авианосец серийный палубный истребитель Су-27К, который сегодня известен как Су-33.

Сказал украинцам, как отрезал: «Присягают только один раз»

На полигоне взлетно-посадочных систем «Нитка» (наземный испытательный тренировочный комплекс авиационный) в поселке Новофедоровка (Саки-4) шла подготовка летчиков по корабельной программе.

— Попав в полк к Тимуру Апакидзе, который тогда был еще молодым подполковником, я поразился его скромности, — рассказывает именитый палубный летчик Константин Кочкарев, ныне руководитель полетов ОКБ Сухого. — В выходной день я поехал на рейсовом автобусе из Сак в гарнизон и с удивлением увидел в салоне командира полка. Я поинтересовался: «Почему не на служебной машине?» Он ответил: «Сегодня выходной день, я еду не по служебным делам, а по личным».

И, конечно, меня поразил его подход к обучению, подготовке летчиков, который в корне отличался от того, что я видел и знал.

Тимура Апакидзе считали новатором.

— Советская система воспитывала безынициативного, зашоренного летчика, который опасался наказания за любые ошибки. А наказывали, «драли» летчиков по любому поводу, как малых детей, — говорит Роман Кондратьев. — Каждый после полетов понимал, что хоть в чем-то, но виноват. Проявить в воздухе какую-то инициативу — это был вообще нонсенс. На это могли решиться единицы. Заслуга Тимура Автандиловича в том, что он собрал у себя такие «единицы». Неординарных людей, каким был он сам.

— Наше предприятие проводило испытание на комплексе «Нитка» в Саках, где базировался его Сотый корабельный истребительный полк, — рассказывает, в свою очередь, Виктор Вотинцев. — У меня сложилось ощущение, что на тот момент это был лучший истребительный полк в ВВС. Тимур Апакидзе скрупулезно готовил летчиков, они были самыми подготовленными в стране. А отбирал он их как по профессиональным, так и по чисто человеческим качествам.

В 1991 году около 20 летчиков полка с утра до вечера тренировались по корабельной программе, отрабатывали технику взлета и посадки самолета на палубу авианосца. Но тут распался Советский Союз...

Уже 3 января 1992 года Украина начала формировать собственную армию. Обстановка в Центре корабельной авиации ВМФ накалилась. Летчиков Сотого корабельного истребительного полка всячески склоняли к принятию присяги на верность президенту и народу Украины. В ход пошли и обещания, и уговоры, и угрозы… Сам Тимур Апакидзе сказал как отрезал: «Присягают только один раз». Также он отклонил предложение возглавить ВВС Грузии.

По воспоминаниям подчиненных, Тимур Апакидзе ходил весь черный, словно у него погиб кто-то из близких. Вместе с аэродромом и тренажером «Нитка» уходил смысл его жизни…

Апакидзе забрал с собой в Североморск, куда его направили, 15 летчиков и 85 офицеров из инженерно-технического состава полка — только тех, кто хотел.

— Сохранилась запись, как прощались с полком те, кто не принял присягу. Каждому из нас вручили по какой-то книжке, пожали руку, — вспоминает Константин Кочкарев. — Улетали мы на Север на транспортном Ан-12, захватив только самое необходимое. Все шли с понижением в должности. Комэски, заместители командира авиаотряда в одночасье стали рядовыми летчиками. Восстанавливались в течение года-двух.

«Если истребители не сядут на авианосец, его придется продать»

4 марта 1994 года командующий авиацией Военно-морского флота Владимир Дейнека вызвал к себе командира смешанной корабельной авиационной дивизии Тимура Апакидзе, поздравил с 40-летием и сказал, что на совещании в Минобороны принято решение: если до конца года истребители не сядут на авианосец, корабль придется продать.

Апакидзе принял решение сажать летчиков в жестких условиях и практически любой ценой. Подготовка шла в условиях дефицита топлива, комплектующих и запчастей.

Сам методично летал с каждым из пилотов и оценивал качество усвоения летной программы.

— Тимур Автандилович считал, что на корабль надо готовить «зеленых» лейтенантов, у которых нет чувства страха, — рассказывает Роман Кондратьев. — Меня как самого молодого летчика полка в качестве эксперимента перевели в первую эскадрилью. Включили в группу подготовки на корабль. Топлива на год выделялось мало. Чтобы подготовить безопасно несколько летчиков к полету на корабль, остальные вообще не летали в полку. Были летчики, которые за год вообще не делали ни одного вылета.

Экономия средств осуществлялась за счет перенапряжения моральных и физических сил летчиков.

— Нас начали готовить на корабль без тренажерного комплекса «Нитка». Тогда же произошел разговор Тимура с нами о том, готовы ли мы отдать жизнь, — рассказывает Константин Кочкарев. — Мы впятером вполне прилично дошли до касания на корабль, и тут Украина вдруг «открыла ворота»: добро пожаловать на «Нитку». За счет того, что у нас программа на тренажере была достаточно усеченная, подтянули еще пять человек.

В конце лета лидерская группа, золотая десятка, вернулась на Север. И в конце августа, сентябре и частично в октябре все летчики в Баренцевом море сели на корабль, сделав по десять взлетов и посадок.

Только посвященный знал, чего это стоило. Сверху авианосец — как спичечный коробок. На скорости 240–250 километров в час летчикам нужно сесть на площадку размером 4 на 40 метров. Все равно что просочиться в игольное ушко…

Благодаря мужеству летчиков и их командира в России сохранилась корабельная авиация.

В 1995 году Тимур Апакидзе стал Героем России, ему было присвоено звание генерала. Но это никак не повлияло на его мировоззрение и быт.

— Перед боевой службой мы прилетели к нему в Североморск-3, чтобы готовиться к перебазированию самолетов на корабль, — рассказывает заслуженный летчик-испытатель, Герой России Сергей Богдан. — Тимур нас пригласил к себе домой, напоил чаем. Насколько сам он был активный и решительный, настолько его жена Леся была тихой и незаметной. Меня поразило жилье генерала. Шифоньер, журнальный стол, стулья — вся мебель была казенная, с инвентарными номерами. Единственной роскошью были книги.
Друзья рассказывают, что Тимуру некогда было заниматься личным благополучием. Он никогда не имел ни своей машины, ни дачи. Жил с семьей в общагах. Зато мог внушительную часть зарплаты потратить на книги и тут же раздать их подчиненным. А однажды, когда получил суточные за командировку на Украину, тут же половину суммы отправил вдове друга.

Несмотря на высокий чин, эрудицию и большой опыт, Тимур Апакидзе сам постоянно учился.

— Я помню, как он приехал к нам в Жуковский оценивать самолет Су-30МК, который рассматривался для корабельного полка, — рассказывает Сергей Богдан. — Нам предстояло вместе летать. Меня поразило, насколько этот опытный, авторитетный человек был тактичным, внимательным и деликатным в полете. Вел себя как примерный курсант, как губка впитывал в себя все нюансы, все новые знания. Притом что был жестким командиром, показал себя еще и корректным, любознательным летчиком.

Окончив в 2000 году Военную академию Генерального штаба, генерал-майор Апакидзе был назначен заместителем командующего авиацией Военно-морского флота России, но продолжал летать.

«Погиб вследствие психофизической перегрузки»

Суеверным Тимура назвать было нельзя, но коллеги вспоминают, что у него была любимая кожаная куртка, латаная-перелатаная. От времени один из рукавов у нее стал другого оттенка. Но Тимур эту куртку очень любил и все время брал с собой. Летал только в ней.

17 июля 2001-го во время показательных выступлений на празднике в честь 85-летия Военно-морской авиации, в Центре боевой подготовки и переучивания летного состава авиации ВМФ под Псковом, летчик-ас погиб.

Тимур Апакидзе выполнил все фигуры высшего пилотажа, заходил на посадку, когда его самолет, находившийся в нескольких километрах от взлетно-посадочной полосы, повел себя неустойчиво.

— Я 17 июля был в Острове, на этом празднике, — рассказывает Роман Кондратьев. — Демонстрационный комплекс был сложный. Но Тимур Автандилович и посложнее вещи умел делать. Он был, как у нас говорят, улетан, хорошо подготовлен, практически на каждой летной смене можно было увидеть, как он пилотирует на малой высоте.

Тогда было видно, что самолет вышел из маневра, что он снижается в управляемом полете. Он ушел за деревья, раздался громкий звук, а потом из-за деревьев повалил черный дым. Комментатор секунд 20 молчал. Потом сказал: «Видимо, что-то произошло непредвиденное. Сейчас туда выедет машина».
Госкомиссия выдала заключение, что Тимур Апакидзе погиб вследствие психофизической перегрузки. Пилот отключил ограничители предельных углов атаки и перегрузки, чтобы выполнить сложные фигуры пилотажа. В результате во время одного из маневров он испытал восьмикратную перегрузку и потерял контроль над машиной.

— Госкомиссии просто надо было что-то написать, — горячится Роман Кондратьев. — Реально нет никаких документов, на основании которых можно было бы сделать однозначный вывод. После восьмикратной перегрузки он сознание не терял. Это доказано, было видно по записям. Самолетом он управлял. Там любая мелочь могла сыграть роль, например, могла маска отстегнуться или попасть в глаза пыль, как у него уже было… Есть всякие догадки, но у каждого они свои. Никто на сегодняшний день не может сказать, что там произошло.

— Ограничители предельных углов атаки и перегрузки отключают, чтобы выполнить сложные фигуры пилотажа, такие, например, как «колокол». Можно потом их включать или не включать, если ты понимаешь, что время пилотажа заканчивается и ты уже нигде не превысишь эти ограничения, — говорит, в свою очередь, Игорь Вотинцев. — Теперь что касается восьмикратной перегрузки. Уж кто-кто, а Тимур перегрузок не боялся. Он обладал прекрасным здоровьем, отличной техникой пилотирования. Но он был загружен организацией этого праздника, просто вымотан этой подготовкой. Как опытный пилотажник мог позволить себе где-то отвлечься, расслабиться, для того чтобы подумать о другом…

Тимура Апакидзе помнят. Дважды в год, в день его рождения, 4 марта, и в день его гибели, 17 июля, в разных уголках страны собираются коллеги Тимура, его ученики, друзья, сподвижники, чтобы почтить его память. Это и Троекуровское кладбище в Москве, и Североморск, и завод в Комсомольке-на-Амуре, и гарнизон Остров в Псковской области, и Саки в Крыму. Неслыханное дело, даже когда Крым был еще украинским, российскому генералу там поставили памятник.
http://www.mk.ru/politics/2016/11/11/chelo...l-kuznecov.html

Человек, который спас авианосец «Адмирал Кузнецов»

(Отредактировано в 2016-11-12 00:15:07)
комментарии ↓
Staryigeolog 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+29
Светлая Память достойному человеку
SKV59 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+17
удивительное дело- не всё про@бали.

Человек, который спас авианосец «Адмирал Кузнецов»
va3610 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+3
Ну на хуя они здесь. Здесь о Человеке!
rm2811 2016-11-12 01:31:41 # Ответить
0
Как они ни старались - а не получилось!
Будем жить.
ra3tst 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+7
Вот ского пример надо брать!
scrudge 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+8
Он научил остальных! Вот это первый подвиг!
Сейчас эксперты всё больше и больше эгоисты, боятся, что их уволят... как другие будут уметь тоже самое. А потом уносят знания с собой в могилу, вот где кощунство. Что еще раз доказывает героизм Тимура Апакидзе
смехалыч 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+11
Земля пухом. Без пафоса, национальная гордость. Герой.
ПС. Фильм бы снять. И документальный и художественный.
sandata43600 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+9
qaws134 2016-11-12 11:31:17 # Ответить
+1
Фильм "Форсаж".
smekalof 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+5
Цитата
Госкомиссия выдала заключение, что Тимур Апакидзе погиб вследствие психофизической перегрузки.

Хмм.
У нас говорили что с самолётом что-то случилось, и он уводил самолёт в поле чтобы жертв избежать.
Ему там и памятник поставлен. Недалеко от Острова.
Bush6791 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+2
БульбаПитер - спасибо!

Интересный рассказ про заслуженного человека!

Жалко, что рано ушел.
beglenkov 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+16
Основатель школы палубной авиации.
А они Нам про баллалайку, медведя и водку поют.
Просто мало знаем своих Героев, больше блокбастерных... и это не радует.
paskl 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+5
Низкий поклон в землю... слов нет, одно почтение ...
Rels 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+3
не знал, какой человек сильный.
Comanchi 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+3
Спасибо, ТС. agree.gif Не знал про этого Человека. Восполнил пробел. Светлая ему память.
Саныч505 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+2
После гибели показывали видеозапись о нём. Там же интервью было. Впечатление осталось, как о сильном, но уставшем человеке.
fomich1977 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+2
Да,палубная авиация - это целое искусство.
Zaxap 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+5
Был этим летом в Саках, летуны над пляжем исполняли нечто! Хотелось аплодировать стоя. Жива старая школа, не зря человек жизнь прожил! Светлая память...
MebiusTrack 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+4
ТС, спасибо за рассказ о Человеке и Офицере (именно так, с большой буквы)! Но в своём заголовке ты неправ. Он спас корабельную авиагруппу "Кузнецова", но к спасению самого крейсера он отношения не имеет. Он перебрался на Северный Флот, и там продолжил подготовку пилотов корабельной авиагруппы, а сам крейсер спасали совершенно другие люди. Его практически угнали из Севастополя, когда Украина уже объявила его своей собственностью. Здесь, на Япе об этом уже писали, но я процитирую эту историю отсюда. Внимание - многабуков!
-------------------------------------------------

Наконец то мне удалось найти внятный рассказ -воспоминание изданное в газете "Северный рабочий" 12 февраля 2003 года с материалом о том, что же произошло с будущим "Адмиралом Кузнецовым" в далёком 1991 году от непосредственного участника того драматического и боевого похода, когда никто на Черноморском флоте и Киеве ещё за несколько часов до выхода корабля с рейда Севастополя не знал и не мог бы вообразить, помощника командира по живучести авианосца "Тбилиси" капитана II ранга Виктора Леонидовича Канишевского.

В декабре 1991 произошёл впервые в истории ВМФ случай , когда в длительный поход в не одну тысячу миль из Севастополя в Североморск ушёл корабль проходивший сдаточные испытания и так не закончил их и почти с одной третью экипажа .
Этот легендарный поход тогда мало известного, а теперь единственного авианосца России, произошёл после того самого злополучного референдума 1991, о насильной независимости Украины от единой Родины, когда был уведён по месту дислокации самый новый авианосец СССР "Тбилиси" ,который получит потом название "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов".

Если бы тогда не решительные действия Главного штаба ВМФ и Северного флота, то судьба авианосца скорее всего сложилась бы трагически, т.е. его ждало бы разоружение под присмотром американцев, как было с ТУ-160 которые частично утилизировали на Украине под аплодисменты американцев, или постигла бы судьба "Варяга", проданного в Макао и теперь стоящим под флагом Китая и в первую очередь против России на дальнем Востоке.

Демарш "Адмирала Кузнецова"

Воспоминания участника похода российского авианосца из Севастополя в Североморск в декабре 1991 года.

Это было непростое и по международным меркам скандальное решение, продиктованное смутным временем, которое охватило сухопутные войска, военно-воздушные силы и военный флот еще недавно могучего Советского Союза. Распадалась огромная страна, бывшие союзные республики лихорадочно делили боевую технику, объявляли своей собственностью воздушные армии, военно-морские базы, полигоны, делили самолеты, ракетные комплексы, корабли... Командование ВМФ в Москве приняло решение, мягко выражаясь, тайком увести тяжелый авианесущий крейсер "Кузнецов", находившийся на государственных испытаниях под Феодосией. А попросту говоря, приказать командиру авианосца бежать в Заполярье от ставших негостеприимными украинских берегов. О том, как уходил из Севастополя авианосец, рассказывает участник тех событий капитан II ранга Виктор Леонидович Канишевский, служащий ныне в Северодвинске.

Испытания вопреки запрету

Как сейчас помню ажиотаж того осеннего дня, когда крейсер вернулся с испытательного полигона. Ведь испытания проходили вопреки запрету рвавшегося к "незалежности" Киева. На рассвете покинув рейд, прибыли в район Феодосийского полигона для отработки посадок и взлетов палубных самолетов. Авианосец шел заданным курсом; к нему приближались взлетевшие с аэродрома в Саках палубные истребители Су-33К и МиГ-29К, гасили скорость, точно нацеливались на срез кормы "Кузнецова" и, ухватившись специальным крюком за аэрофинишер, с ревом турбин садились на палубу, пробежав по ней всего несколько десятков метров.

Хотя такая работа продолжалась уже не один месяц, нельзя было равнодушно смотреть, как стреловидная железная птица сначала опускается с неба или на форсаже устремляется к "трамплину" на носу авианосца. Промчавшись 80 метров по палубе, взмывает в голубую высь. Еще более красочной картиной были ночные полеты. За два месяца такой работы более сотни "сушек" и "мигов" осуществили 500 посадок и взлетов со стальной палубы. Мы уже по "почерку" знали, как садится пилот-легенда, пионер палубной авиации заслуженный летчик-испытатель Виктор Пугачев, командир авиадивизии полковник Иван Бахонко, командир эскадрильи Константин Кочкарев, летчики Ярослав Чибир, Игорь Кожин, Виктор Дубовой и другие.

В такие моменты мы особенно остро испытывали гордость за первый у нашей Родины авианосец. Служить на нем, к слову, считалось за честь: отбор офицеров и мичманов проводился на конкурсной основе, а все воинские звания по должности были на ступень выше. Первым командиром "Кузнецова" стал капитан I ранга Виктор Cтепанович Ярыгин. В плавучем авиагородке, способном нести на себе смешанную авиадивизию, включая вертолетный полк, я был помощником командира по живучести.

Орел или трезубец?

И вдруг по приходе экипажу сообщили: пришла телеграмма президента Украины Л. Кравчука. В ней объявлялось, что корабль является собственностью Украины и до принятия правительственного решения должен оставаться на Севастопольском рейде.

Разбившись группами по каютам, офицеры да и просто матросы гадали, как на это отреагируют в России.

- Я никак не могу взять в толк: зачем Украине с ее закрытым Черным морем корабль, предназначенный для океанской службы? Если уж так ей хочется иметь авианосец, то пусть "Варяг" достраивает или "Ульяновск",- недоумевал командир БЧ-5 капитан I ранга Андрей Утушкин. - Это чистейшей воды политиканство...

- Не без того,- соглашался с ним замполит капитан I ранга Владимир Иванов.- Только Россия ни за что не отдаст "Кузнецова".

Однако принятая незадолго до злополучной телеграммы декларация о независимости Украины уже разрушила, казалось бы, несокрушимое морское братство экипажа. Часть офицеров и мичманов, семьи которых находились в Севастополе, не скрывала своего желания служить под украинским "трезубцем", а потому откровенно радовалась телеграмме. Мол, зачем на Севере гробить такой прекрасный корабль? Ему надо базироваться поближе к ремонтной базе. А она для авианосца имеется только в Николаеве.

В Заполярье, действительно, обслуживать "Кузнецова" было некому. Но у многих в Североморске остались семьи - авианосец со дня закладки предназначался для Северного флота и комплектовался североморцами. Мы, естественно, рвались в Заполярье - домой. И таких было большинство. В их числе оказался и я.

А главное, мы во что бы то ни стало хотели вернуть авианосец России.

"С якоря сниматься!"

Из Заполярья тем временем пришла радиодепеша о том, что в Крым вылетел первый заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал Юрий Устименко. В Севастопольскую бухту нас не пускали, после того как ТАКР "Адмирал Горшков" под напором шквального ветра чуть не разворотил своей мощной кормой всю причальную стенку. Долгожданный гость прибыл на авианосец катером. Несмотря на поздний час, был сыгран большой сбор. Поздоровавшись с экипажем, вице-адмирал распорядился распустить моряков... и немедленно сниматься с якоря. Ярыгин начал было объяснять, что две трети офицеров и мичманов, а также сдаточная команда остались на берегу и прибудут катерами завтра утром.

- Ничего, и без них справимся,- решительно заявил рыжий гость. И добавил:- Они нас на поезде обгонят. Выходим немедленно...

- А как же самолеты, которые остались в Саках?- заволновался замполит Иванов.

- Сами прилетят в Сафоново,- успокоил Устименко.

В 23.40, не подавая никаких сигналов, авианосец в кромешной темноте покинул Севастопольский рейд и взял курс на Босфор. Когда берег оказался далеко за кормой, включили ходовые огни.

От Стамбула до Гибралтара

К турецкому проливу шли 30-узловым ходом. На рассвете показались предместья Стамбула, а затем и его знаменитый мост через Босфор, на подходе к которому к нам пристроился тихоходный буксир-спасатель с советским военно-морским флагом. Заявки турецким властям на проход проливной зоны наше консульство в Стамбуле не подавало. Но в конвенции о режиме черноморских проливов, заключенной в Монтре в 1936 году, нет статей, категорически запрещающих проход без заявок. Устименко приказал сбавить ход до 20 узлов и идти с такой скоростью.

В это время я находился в центральном командном пункте. Три десятка наружных телекамер давали полную картину происходящего вокруг "Кузнецова". Громада авианосца, почти впритык с берегами, прошла под мостом и устремилась в Мраморное море.

Турки проходу не препятствовали. Даже привычный в таких случаях катер-разведчик под турецким флагом отсутствовал. Вдоль борта сновали только мелкие катера. Нас фотографировали, приветствовали взмахами рук, улыбались. Чувствовалось, что владельцы суденышек поражены необычными контурами "Кузнецова".

Уже на выходе из пролива с буксира подали сигнал "Человек за бортом". Оказывается, несколько моряков с авианосца сбросили спасательный плотик и попытались вплавь добраться до турецкого берега. Команда буксира их выловила и доставила на "Кузнецова". Беглецы, матросы срочной службы, были посажены в карцер, где и находились до самого прихода в поселок Видяево. Позже все они дослужили свой срок и уехали на Украину. Один из них, как мне известно, через год или два написал на корабль покаянное письмо, сожалел, что не остался в России.

Так как почти две трети офицеров и мичманов остались в Севастополе, то нагрузка на оставшихся на авианосце моряков, естественно, возросла. Но во многих подразделениях была отработана взаимозаменяемость, так что особых проблем с несением вахт не было. Средиземное море "полуэкипаж", можно сказать, проскочил на одном дыхании. Но перед Гибралтаром произошла непредвиденная задержка. Авианосец на все четыре винта намотал сорванные штормом рыболовные сети, да так плотно, что потерял ход и бросил якорь. Четверо суток корабельные водолазы и часть офицеров, в том числе и я, поочередно спускались под воду, чтобы срезать водолазными ножами капроновые путы.

Маневры в Бискайском заливе

За Гибралтаром нас встретил американский авианосец "Джордж Вашингтон". Его, в отличие от нас, сопровождало полтора десятка кораблей охранения. Не церемонясь, они развернули масштабные учения, имитируя атаки. Их самолеты проносились на опасной высоте над надстройками "Кузнецова", а в нескольких десятках кабельтовых по курсу и на траверзе вспучивались фонтаны от учебных бомбометаний. Один из американских вертолетов даже предпринял попытку сфотографировать внутренности авиационного ангара "Кузнецова". Но в это время крейсер резко увеличил ход, и вертолет закачало на волне воздуха за кормой авианосца.

Однако и после этого американцы не свернули необъявленные маневры. На волнах закачались противолодочные буи, сбрасываемые вертолетами с "Джорджа Вашингтона". Наверное, думали, что нас сопровождает атомная подводная лодка. С каким сожалением мы вспоминали в эти минуты наши "сушки" и "миги". Эх, их бы сюда! С каким бы азартом наши асы продемонстрировали янки свое мастерство...

Чтобы хоть как-то оградить себя от нахальных выпадов, мы подали сигнал "Провожу учения" и подняли два имевшихся на борту вертолета Ка-27ПС.

Тем временем встретивший нас в назначенной точке за Гибралтаром СКР "Задорный" стал азартно охотиться за американскими буями, делая порой весьма дерзкие циркуляции вокруг кораблей охранения. Наконец американский авианосец с экскортом ушли на запад, передав эстафету слежения английскому фрегату. Тот "вел" нас до Норвежского моря, где его сменил уже норвежский сторожевик, который и сопровождал нас до Нордкапа. А до Кольского залива мы постоянно наблюдали на траверзе большой разведывательный корабль норвежских ВМС "Марьятта".

Причал от северодвинцев

Весь переход от негостеприимных украинских берегов до Заполярья занял 27 суток. Встретило нас в поселке Видяево как героев все командование Северного флота, объединения и соединения. Среди заснеженных сопок Заполярья играл духовой оркестр. Звучали торжественные приветствия и слова благодарности за высокую профессиональную подготовку и верность воинскому долгу...

К дню прихода, оказывается, в Видяево для "Кузнецова" северодвинские корабелы успели установить плавучий причал. На целых три года он стал родным домом для крейсера и всего экипажа. А то, что "Кузнецов" - единственный в мире авианосец, базирующийся в Заполярье, вызывало у нас чувство гордости... и какой-то неопределенности. Что же будет со снабжением, ремонтом, обеспечением корабля?..
root2fire 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+2
Знал дядьку...
Вставьте видео...
Frantic81 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+3
●●
CatBS 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
0
Рядом с Тимуром - Серёга Мельников.

Тоже достойный дядька был.


Шутишь 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+1
Вот за такие темы яп и люблю
shpaga 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
0
agree.gif Ищущий дерьмо - в него наступит, всё просто - нормальные в уголок подонка не ходят...
Skv63 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
0
Тимур Апакидзе - это отец российской палубной авиации.
Великий человек великой страны.
Skv63 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
0
Много у нас хороших летчиков было и есть.
И Игорь Валентинович Ткаченко и Анатолий Квочур и Рубен Есаян и отец и сын Гарнаевы.......
Skv63 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
0
Кстати, тот Пугачев, про которого идет речь, автор знаменитой "Кобры Пугачева".
Skv63 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
0
Если кому-то кажется, что сесть на авианосец проще простого, гляньте это видео:
Skv63 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+1
Не совсем по теме.
Вот знаменитый метр Анатолия Квочура:
Levadelta 2016-11-12 00:15:02 # Ответить
+1
Десятки раз за крайние пару лет вспоминалась просто пророческая сцена из "72 метра".
Она и здесь явно в тему будет.

Prussia39 2016-11-12 01:31:41 # Ответить
0
Мда.. ЯП уже не торт, про рыжего нового президента пиндосии темы в "золоте", а своих героев... Ну да.. у нас же стана большая. еще народятся!
RoboCop 2016-11-12 01:31:41 # Ответить
0
Сперва прочитал, "Человек который стал на адмирал Кутузов", но от этого смысл не меняется, говно как известно не тонет.
dinaM 2016-11-12 04:30:18 # Ответить
0
Гордость берёт, таких людей всё меньше, читаю, и где-то в глубине верю, россия себя покажет, пендосам этого никогда не понять, да и укропам тоже... alik.gif
Вася1972 2016-11-12 06:00:50 # Ответить
0
Как украинский дипломат Израиль создавал
28.12.2010 | Люди, Мир
Как украинский дипломат Василий Тарасенко «заболтал» международное сообщество и добился образования Государства Израиль.

Василий Акимович Тарасенко. В 1948 году он был представителем Украины в ООН. В Израиле этого человека, к сожалению, мало кто знает и мало кто помнит. А между тем он сыграл исключительно важную роль в судьбе Государства Израиль в период, когда оно только создавалось.

В ноябре 1947 года на Второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН решался вопрос о судьбе Палестины. В ХХ веке в ближневосточном регионе тесно переплелись интересы крупнейших государств, трансконтинентальных корпораций, финансовых объединений, еврейского народа и арабов.

Великобритания много лет чувствовала себя хозяином в подмандатной Палестине. При этом она опиралась на арабских шейхов. Голда Меир, которая была первым послом Израиля в Москве, а потом министром иностранных дел и главой правительства, писала:

«Теперь я не сомневаюсь, что для Советов основным было изгнание Англии с Ближнего Востока. Но осенью сорок седьмого года происходили дебаты в Объединенных Нациях, мне казалось, что советский блок поддерживает нас еще и потому, что русские сами оплатили свою победу страшной ценой и потому глубоко сочувствуют евреям, так тяжело пострадавшим от нацистов, понимают, что они заслужили свое государство».

Интересовала ли Сталина судьба евреев, ставших жертвой геноцида? Конечно, нет. Он хотел насолить англичанам и надеялся использовать в своих интересах еврейское государство. Но эти его надежды не оправдались.

Великобритания внесла в ООН предложение о создании на территории Палестины арабо-еврейского государства. Естественно, в этом государстве евреи были бы национальным меньшинством.

Однако на Второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН был представлен и другой проект — советско-американский. Бывшие союзники во Второй мировой войне, СССР и США выступили совместно. Их интересы совпали. Они стремились ослабить влияние Великобритании на Ближнем Востоке, оттеснить ее от огромных источников нефти. Советско-американский проект предусматривал создание на территории Палестины двух государств — еврейского и арабского. Проект СССР и США поддерживало больше государств, которые намеревались голосовать за раздел. Однако борьба шла за каждый голос, так как за резолюцию должно было проголосовать не простое большинство, а две трети всех делегатов… А Либерия все колеблется, а представитель Парагвая все еще не получил инструкций от своего правительства. Делегат от Гаити в предварительных прениях высказался против раздела Палестины. Французы не раскрывали своих карт до самого конца. Греция решила голосовать против, несмотря на нажим американцев, Филиппины — против. Но стоило американскому представителю посмотреть в глаза послу этой страны, Филиппины решили голосовать за.

Наступил день 29 декабря 1947 года. В шестом часу вечера председательствующий на Генеральной Ассамблее Освальдо Аранха (Бразилия) объявил результаты голосования — за раздел Палестины — 33, против — 13, воздержалось — 10. Две трети голосов удалось набрать. (См. Михаил Штереншис, «История Государства Израиль», Герцлия, ИсраДон, 2003).

Однако голосование не было окончательным решением проблемы Палестины. Сессия установила, что указанная резолюция остается в силе, если на следующей сессии Генеральной Ассамблеи, именно — 14 мая 1948 года до 18.00 не произойдет никаких перемен. А перемены не заставили себя ждать. За полгода в расстановке политических сил на международной арене произошли большие изменения. США были озабочены ростом советского влияния в Европе и других регионах. Начался период «холодной войны», гонки вооружений, острой конфронтации СССР с США. И в этих условиях Соединенные Штаты резко изменили свою позицию. Американцы решили на Генеральной Ассамблее ООН в мае 1948 года поддержать предложение Великобритании о создании на территории Палестины единого арабо-еврейского государства. За Соединенными Штатами шли страны Латинской Америки, а они тогда составляли половину членов ООН. Группа стран входила в сферу влияния Великобритании. Таким образом, свыше 40 стран были готовы поддержать британский проект о создании единого арабо-еврейского государства. Только СССР, Украина, Белоруссия, Польша, Чехословакия и Югославия отстаивали проект, принятый Генеральной Ассамблеей в 1947 году. Еврейское государство, еще не родившись, уже оказалось в смертельной опасности…

Советский Союз рассчитывал, что новое еврейское государство будет следовать в фарватере советской внешней политики. Поскольку эти расчеты не оправдались, очень скоро отношение СССР к Израилю сменилось враждой. Ну, а пока в ООН СССР активно выступал за образование еврейского государства.

В своем выступлении на сессии Генеральной ассамблеи ООН заместитель министра иностранных дел СССР Андрей Громыко говорил:

«Представители арабских стран указывают на то, будто бы раздел Палестины является исторической несправедливостью. Но с этой точкой зрения нельзя согласиться хотя бы потому, что еврейский народ был связан с Палестиной на протяжении длительного исторического периода времени».

На сессии Генеральной Ассамблеи ситуация складывалась таким образом, что противники раздела Палестины имели абсолютное большинство и только чудо могло спасти еще не родившееся государство Израиль. Принятие англо-американской резолюции считалось гарантированным. Неожиданностей не предвиделось. Однако 14 мая 1948 года в последний рабочий день сессии Генеральной Ассамблеи ООН произошло событие, которое трудно был предвидеть. Была сорвана попытка проведения голосования по англо-американскому проекту. Причем особую роль в том сыграл представитель Украины в ООН Василий Тарасенко. Благодаря избранной им правильной тактике и проявленной находчивости было подтверждено решение, принятое сессией Генассамблеи в 1947 году о создании на территории Палестины еврейского и арабского государств. Напомним читателям, что в принятой тогда резолюции было записано, что решение вступает в силу, если на следующей сессии Генеральной Ассамблеи — 14 мая 1948 года до 18.00 не произойдет перемен. И вот настал этот день. Было всеобщее убеждение, что принятие англо-американского проекта резолюции предопределено и гарантировано. Дипломаты устали от длительного заседания, от речей и предвкушали скорый отдых. Стремились поскорее проголосовать и покинуть заседание. Их мало волновали проблемы еврейского народа.

Председательствующий на сессии доктор Арсе (Аргентина) прервал очередное выступление заместителя министра иностранных дел СССР Андрея Громыко и объявил о начале голосования. До 18.00 оставалось 30 минут. И вдруг с места поднялся глава делегации Украины Василий Тарасенко и попросил слова. Не обращая внимания на отказ председателя, он быстрым шагом направился к трибуне. И тут произошло недоразумение. Английское словосочетание «хочу высказать другую точку зрения» прозвучали у украинского дипломата как «поговорить о вас». Председатель воспринял это как угрозу в свой адрес и направился к двери, ведущей в комнату отдыха. Он так и не вернулся во время выступления Тарасенко. Необходимо было затянуть время, чтобы сорвать голосование.

Василий Тарасенко экспромтом произнес свою речь о исторической необходимости и важности создания независимого еврейского государства. На заседании присутствовало много евреев — жителей Нью-Йорка. Выступление Тарасенко они встретили громом аплодисментов. Представитель Украины покинул трибуну, когда стрелки часов показывали начало седьмого. Вернувшийся на свое место председатель доктор Арсе заявил: «Поскольку внеочередная сессия Генеральной Ассамблеи не смогла принять к установленному сроку альтернативную резолюции генассамблеи 29 ноября 1947 года, то решение последней об образовании на территории Палестины двух независимых государств — еврейского и арабского — остается окончательным рением палестинской проблемы».

Когда доктор Арсе намеревался уже объявить о закрытии сессии, попросил слова глава делегации США генерал Осборн. Он попросил продлить работу сессии и предоставить ему возможность связаться с президентом США Трумэном для обсуждения ситуации, которая сложилась на сессии. Просьба Осборна была удовлетворена. Примерно через два часа Осборн сообщил, что США пересмотрели свою позицию по палестинской проблеме и соглашаются с решением об образовании на территории Палестины двух независимых государств — еврейского и арабского. Так сбылась двухтысячелетняя мечта евреев. Они обрели свое государство. Украине удалось внести в это дело свой вклад. В тот же день 14 мая в Тель-Авиве было провозглашено создание независимого государства Израиль.

Премьер-министр Давид Бен-Гурион позвонил по телефону в ночь с 14 на 15 мая Моше Шарету, который присутствовал на сессии Генассамблеи ООН и просил передать украинскому дипломату от себя лично и от правительства Израиля благодарность за выступление на заседании специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, которое сыграло важнейшую роль в судьбе Израиля. Кроме того Бен-Гурион поручил Шарету получить от Тарасенко его согласие на присуждение ему звания почетного гражданина Израиля. Как отметил тогда Шарет — это будет первый случай предоставления почетного гражданства представителю иностранного государства. Однако, обсудив с Тарасенко неизбежные для него последствия за такое согласие, решили воздержаться. Об этом Шарет сообщил Бен-Гуриону. Премьер-министр выразил сожаление и понимание. Он хорошо знал политическую обстановку в СССР. Он попросил Шарета повторить благодарность и добрые пожелания от него лично и от правительства Израиля.

15 мая 1948 года делегация еврейской общины Нью-Йорка прибыла в резиденцию представительства Украины при ООН. Состоялась теплая встреча с Василием Акимовичем Тарасенко. Звучали слова благодарности. Ему торжественно вручили Тору.

14 мая 1948 года. Четыре часа дня. Большой черный автомобиль Бен-Гуриона остановился у ступеней музея Тель-Авива. Хотя место проведения церемонии провозглашения независимости хранилось в тайне, тысячи людей узнали о нем. Все улицы вокруг музея были запружены народом. В зале размещались приглашенные — руководители ишува, раввины, командиры Хаганы и Пальмаха, мэры городов, журналисты. После исполнения «а-Тиквы» Бен-Гурион зачитал две страницы машинописного текста — Декларацию независимости. Она начиналась с утверждения, что земля Израиля была тем местом, где еврейский народ родился.

В ночь на следующий день 15 мая арабские армии напали на только что родившееся государство. Началась война за Независимость. У Израиля тогда был только один танк и то без пушки. Потом были другие войны и конца их не видно до сих пор. Но мир убедился — евреи умеют себя защищать.

* * *

В заключение еще немного о Василии Акимовиче Тарасенко. Он родился в 1907 году. После окончания университета находился на преподавательской работе. Участник Отечественной войны. Демобилизован в связи с ранением. В 1943–1945 г.г. — директор Запорожского педагогического института. С мая 1945 года помощник министра иностранных дел Украины. Входил в состав делегаций Украины на Генеральной Ассамблеи ООН, с 1948 года — руководитель делегации. Избирался непостоянным членом Совета Безопасности от Украины. Был заместителем министра иностранных дел. Доктор исторических наук, профессор.

С 1950 по 1984 год — заведующий кафедрой новой и новейшей истории зарубежных стран Киевского государственного университета.

В 90-х годах прошлого века Василий Тарасенко был президентом созданного по его инициативе общественного фонда «Украина — Израиль». Этот фонд много сделал для развития экономических и культурных связей между двумя странами. Когда торжественно отмечалось 50-летие образования государства Израиль правительство и Кнессет пригласили Тарасенко посетить нашу страну в качестве почетного гостя. Вместе с Василием Акимовичем приехали его сын и дочь. Гости побывали в Иерусалиме, Тель-Авиве, Нетании и Хайфе. Посетили торжественные мероприятия, встретились с земляками с Украины, с ветеранами Отечественной войны.

После посещения Израиля Василий Тарасеннко заявил:

«Мы переполнены восхищением от увиденного и услышанного. Мы получили возможность наблюдать очень много явлений, о существовании которых у нас было лишь смутное представление. Да, действительно, Израиль — это чудо, жемчужина Ближнего Востока. Преображены пустыня, песок и камень в цветущий сад. Лично мне это доставило величайшее удовлетворение. Я испытал изумление, восхищение и зависть, но зависть в добром понимании, — почему моя страна — Украина, обладающая природными богатствами, не может повторить чудо Израиля? Могу лишь утешить себя мечтой, что и в Украине произойдет чудо. Я безмерно рад, что в мае 1948 года сыграл определенную роль в срыве плана создания единого арабо-еврейского государства и тем самым внес свой личный вклад в создание Государства Израиль» (См. «Новости недели», за 23 августа 2001 г.). Это заявление Тарасенко сделал незадолго до своей смерти. Он умер в 2001 году. Память о нем навсегда сохранит народ Израиля. Имя Василия Тарасенко неотделимо от истории нашей страны.
RedReaper 2016-11-12 06:00:50 # Ответить
0
Пример, который еще раз доказывает, что среди "тожероссиян" есть очень и очень достойные люди! Вечной памяти герою и настоящему патриоту России.
maxel 2016-11-12 06:36:05 # Ответить
0
Вот были люди в наше время,
Не то что нынешнее племя,
Богатыри, не вы ...
Pilot66 2016-11-12 06:36:05 # Ответить
0
Встречался с ним. Он с группой гнал самолеты с КНАПО и садился у нас.
Реально увлеченный Человек был. Очень много и нтересно рассказывал, зазывал в "палубники"... но что-то желающих не нашлось...
Видимо мысль про набор "бесстрашных" лейтенантов - очень верная мысль!
Зрелый летчик уже в состоянии реально оценить свои возможности и степень опасности. Не многие в состоянии сознательно загонять себя в более опасные условия, для этого нужна какая-то ИДЕЯ, наверное. А свежий выпускник, как у нас говорили "тупой и решительный" - ему чувство страха неведомо :)

Светлая Память!
Ghatanothoa 2016-11-12 07:30:56 # Ответить
0
Если всё же когда-нибудь Россия снова начнёт строить авианосцы, то один из них можно было бы назвать в честь Тимура Автандиловича - "Генерал Апакидзе". Сам генерал Апакидзе, это яркий пример для наших местных нациков комнатных, которые любят всех кавказце под одну гребёнку стричь, он был стопроцентный этнический грузин, которому, казалось бы, должно было плевать на Россию, после распада СССР, но он до конца остался настоящим офицером и до конца остался верен данной им присяге! Ну, кто-нибудь захочет и его назвать чуркой?

Светлая память!
vikingr90 2016-11-12 08:01:42 # Ответить
0
Шта??? Запросили переговоры из-за авианосца?! Блядь, да вы совсем ебанулись что ли??? Ебаный стыд...
миксаж 2016-11-12 08:31:10 # Ответить
0
В Североморске-3 улица названа в честь Тимура Апакидзе
Ертыс 2016-11-12 09:06:47 # Ответить
0
Человек-легенда. Мало кто в Союзе не знал этого человека. Жаль что так рано ушел.
казино 2016-11-12 09:06:47 # Ответить
0
Спасибо не знал!
hockob 2016-11-12 10:31:00 # Ответить
0
Тяжёлый авианесущий крейсер, Карл! Крейсер! deal.gif А вот кто его действительно спас - это его командир Виктор Ярыгин, который проигнорировал приказ Лёни Кравчука и повёл крейсер на Босфор.
LatLeha 2016-11-12 11:31:17 # Ответить
0
Спасибо за информацию, о спасении авиакрыла "Кузи" до сих пор особо не писали.

Т.Апакидзе - он не грузин, он русский! (Ничего не имею против грузинского народа).

Посмотрел видео его гибели - один вопрос: "зачем он пытался спасти самолет до последнего?"

Зачем, его жизнь (уже на тот момент) была гораздо дороже?

И, да, если Росиия придумает строить авианосцы - один из них мог бы носить имя Тимура Апакидзе. ИМХО.
Pilot66 2016-11-12 13:01:49 # Ответить
+1
...Зачем, его жизнь (уже на тот момент) была гораздо дороже?...

Приезжали к нам в полк два перца из ЦНИИ Безопасности Полетов (ХЗ как оно там точно называлось, но смысл названия тот. Бвл такой институт в СССР) Рассказывали много интересного. Через предложение призывали "Прыгать, нахер! Нечего там сидеть! В подготовку одного летчика вбухано больше чем стоит эта железка!" И через дав предложения -- удивлялись, что "вот за каким-то хером, летчики, независимо от уровня подготовки, ДО ПОСЛЕДНЕГО пытаются спасти самолет" И по их же признанию, "прыгают только тогда, когда в кабине становится страшнее чем снаружи.
Вот такая селя-ва...

Кстати, знаете какая первая мысль в голове летчика в аварийной обстановке? Она же - основная, остальное как правило на уровне автоматизма..

- Ох. еба...ь будут...
Maksimfraer 2016-11-12 11:31:17 # Ответить
0
Часто проезжаю мимо мемориала "Апакидзе" по Островом в Псковской области и был уверен, что это памятник погибшим в ВОВ. Прочитав пост караснею от стыда сам и зеленю пост.
marakuyya 2016-11-12 11:31:17 # Ответить
0
Интересно узнать кем стали дети Героя, как сложилась их судьба.
Адмиралу низкий поклон и огромное спасибо, что он был и всегда будет у нашей страны.
komissarbbc 2016-11-12 11:31:17 # Ответить
0
Человек с большой буквы, Командир-пассионарий. Служил в его дивизии. А когда Тимур Автандилович здоровался за руку - было ощущение что берёшь в руку деревянный брусок... Вечная память!
почему,кстати,у нас только один авианосец?
Почему не строят их еще?
в омериге вон ваще 10 штук
Kakvse 2016-11-12 13:01:49 # Ответить
0
да уж. я ведь помню новости о его гибели. много говорилось о потере для нашей страны. но не знал на сколько это большая потеря.
smetar 2016-11-12 14:32:20 # Ответить
0
"Сверху авианосец — как спичечный коробок. На скорости 240–250 километров в час летчикам нужно сесть на площадку размером 4 на 40 метров."

Даже нечего сказать. Прочитано на одном дыхании..
© Hodor 2009 – 2016
Пользовательское соглашение
Правила
Яндекс.Метрика