Мутант

Почувствовав, что путь свободен, чертенок выпрыгнул из бутылки. Первым делом он вскочил мужику на плечо и свистнул в ухо. Потом перепрыгнул на край стакана и помочился в него.

Со стороны мужика никакой реакции не последовало. Как ни в чем ни бывало, тот выпил, закусил почему–то конфетой и принялся закуривать.

«Даже не поморщился, гад. – весело подумал чертенок. – Ладно, и не таких ухайдокивали».

Он хотел было залезть мужику за шиворот и там порезвиться, но мужик был по пояс голый. Лезть в штаны чертенок не то, чтобы постеснялся, просто подумал, – всегда успеет.



Мутант

(Отредактировано в 2016-10-18 11:55:08)
комментарии ↓
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
0
Мужик закурил и уставился в телевизор. Чертенок перепрыгнул на телевизор, уселся сверху, так, чтобы мужик его видел, и принялся орать матерные частушки, – никакой реакции.

– Передохни. – услышал чертенок.

Повернувшись на голос, он увидел на подоконнике еще троих, точно таких же, как он, причем один них спал, свернувшись калачиком.

«Ну вот ты и попался. – весело подумал чертенок. – Надо будет доложить, глядишь, повышение дадут»:

– Привет! Чего такие грустные? А этот почему разлегся? От работы отлыниваете? Знаете что за это бывает?

– Я тоже самое у них спрашивал. – сидящий на подоконнике чертенок кивнул на спящего и на сидящего рядом. – А потом попрыгал, поплясал, по потолку побегал. Вон, посмотри, как диван весь изгадил, а клиенту хоть бы хны! Так что, ты особо не отплясывай, побереги силы. Мы сейчас малость передохнем, да все вместе за дело и примемся.

– А этот почему спит? – спросил чертенок.

– Так он здесь самый первый появился, еще вчера.

– Я тоже здесь со вчерашнего. – грустно сказал другой чертенок.

– А почему тогда не спишь?

– Так я уже поспал. Теперь его очередь.

– Да, ребята, хреново дело. – якобы задумчиво, а на самом деле с затаенной радостью сказал последний чертенок. – Начальство в курсе?

– Нет. – ответил, тот, который выспавшийся. – Еще не докладывали, боязно как–то…

Вновь прибывший сиганул на стол, вытащил из пачки три сигареты и вернулся на подоконник:

– Держите.

Тот, который вчерашний, дыхнул огнем, прикурили. Сидящий за столом мужик на происходящее в его квартире безобразие, да еще в таком количестве, опять никак не отреагировал, даже не посмотрел в сторону окна.

– Странный он какой–то. – сказал вновь прибывший. – По всем показателям, – наш клиент: пьет один, – начал перечислять он. – квартирка, так себе. Слышь, – обратился он ко вчера появившемуся чертенку. – корефаны были?

– Никого не было. – помотал хоть и маленькой, но рогатой головой, чертенок.

– Одет тоже, в самый раз. – продолжал размышлять чертенок. – наши в доме еще есть?

– Двое. – ответил кто–то из чертенят. – На кухне стоят, еще не открывал.

Тем временем, мужик еще раз налил и выпил. Затем выключил телевизор и включил музыкальный центр.

– А что, попсы нету, что–ли? – спросил вновь прибывший чертенок, потому что вместо полагающихся в подобных случаях всем известных песен, заиграл джаз.

– Нету. – грустно сказал вчерашний. – Все время эту херню слушает.

– И шансона нету?

В ответ вчерашний чертенок только сплюнул и выругался. Мужик очередной раз налил, выпил и пошел на кухню. Чертенята проводили его взглядом, переглянулись.

– Буди этого. – сказал вновь прибывший.

Вчерашний толкнул спящего коллегу. Тот подскочил, сделал сальто в воздухе и уселся на подоконник.

– Хорош спать. – сказал вновь прибывший. – Работы непочатый край, а ты разлегся. Что о тебе клиент подумает?

– Да я, это, чуть–чуть. – смутился проснувшийся чертенок. – Устал вчера, хуже собаки. А где клиент? Готов что–ли?

– Если бы… – ответил один из чертенят.

– Спокойно! – скомандовал вновь прибывший чертенок. – Скоро будет готов. За мной!

Чертенята, кто по воздуху, кто прыгая по мебели, отправились на кухню. Картина маслом, правда, растительным, могла порадовать ну разве что жену этого мужика, которой кажись, у него вовсе и не было.

Он был занят тем, что размораживал мясо, засунув его под струю горячей воды.

– Холостяк. – заключил вновь прибывший чертенок. – Это хорошо, значит никто не помешает.

Здесь, наверное самое место, дать небольшую справку. Дело в том, что наша жизнь устроена очень даже справедливо, но не совсем.

Детям полагаются ангелы. Тут все нормально. С этим никто не спорит и туда не суется. Да и с ангелами особо не поспоришь, – серьезные ребята. А вот мужикам, тем полагаются черти, иногда по нескольку штук на душу, как этому. Но есть еще женщины, которым ни ангелы, ни черти не полагаются. Наоборот, это женщины полагаются, как детям, так и мужикам.

Что по этому поводу думают ангелы, чертенята не знали, да и не спросишь, не очень–то они друг с другом контачили. А вот сами черти предпочитали с женщинами не связываться, потому что знали, только хуже будет.

Судя по интерьеру квартиры и по поведению, сегодняшний мужик, находящийся в состоянии клиента, хоть и в промежуточном, был холостяком, а значит помех, в виде внезапно появившейся жены, можно было не опасаться. Это конечно хорошо, потому что можно работать не скупясь на выдумки, но и не более того, потому что работать все равно надо, никуда не денешься.

Тем временем, мужик все–таки разморозил мясо, вернее, разодрал смерзшиеся куски. Два куска он положил в глубокую миску и залил горячей водой, а остальное убрал в холодильник и пошел в комнату.

Чертенята сиганули следом за ним и опять уселись на подоконнике. Мужик сделал музыку немного тише, налил, выпил, опять закусил конфетой и закурил.

– Ну что, начнем? – спросил тот, который только что проснулся.

– Не суетись. Или силы девать некуда? – ответил вновь прибывший. – Успеешь еще. Пусть созревает.

Но похоже, что клиент созревать не собирался. Он снова выпил, подошел к другому столу и включил компьютер. Это, по мнению чертенят, выходило за все, полагающиеся моменту и состоянию клиента, рамки приличия.

– Начали! – скомандовал вновь прибывший.

«Зеленая бригада» сгруппировалась, слилась в единое целое и рассыпалась по квартире. Замелькали пестрые юбки, зазвенели монисто, лениво закружился медведь и грянула жизнерадостная цыганская песня, что–то наподобие: «…к нам приехал, к нам приехал…». Весь этот пестрый праздник песни, танцев и красок сопровождался звучанием гитар, по части душещипательности и душераздирательности с которыми, какой–то там джаз не шел ни в какое сравнение. Ну и конечно же все это пело и плясало себя так громко, старались ребята, что никакого джаза не было слышно вовсе.

Мужик сначала было никак не отреагировал, но потом кажись, зацепило. Он сделал тише музыку, джаз разумеется, и…, взял мобильный телефон. От такой наглости песня, способная свести с ума даже трезвого человека, замерла даже не на полуслове, а на полуслоге. То, что срабатывало в двухстах случаях из ста, здесь абсолютно не работало!

Бывшее секунду назад ансамблем цыган плюс медведь, как–то сразу все скрючилось, сморщилось, позеленело и снова уселось на подоконнике. Один из них, тот, что был медведем, кажется, стырил со стола четыре сигареты и раздал коллегам. Закурили.

Мужик, тем временем, дозвонился кому–то и пошел на кухню, где и принялся разговаривать.

– Ладно, пусть передохнет. – сказал вновь прибывший. – А мы пока перекурим.

Все согласились. Молча покурили и посмотрели на вновь прибывшего, который, так получается, взял на себя роль бригадира.

Мужик разговаривал довольно–таки долго, вернее будет сказать, он больше слушал, чем говорил сам. И это в его состоянии и положении?! Странно…

Закончив разговор, мужик, судя по зашумевшей струе воды, принялся готовить мясо или еще что–то.

– За мной! – скомандовал вновь прибывший, ставший бригадиром, командиром, а заодно и генератором идей.

«Зеленая бригада» переместилась на кухню и начала вторую, за последние часа полтора, часть своего балета–представления.

Из крана, вместо провонявшей хлоркой воды, ударила струя пива, темного, нефильтрованного, а потому только одним своим запахом способного свести с ума кого угодно.

Далее чертенята наблюдали сплошное кощунство, за которое нормальные люди этому мужику раз десять бы отрубили: руки, ноги, голову и вообще все, что можно человеку отрубить – он, совершенно спокойно, промыл разморозившееся мясо пивом! Мужик включил плиту и поставил на огонь сковороду. Чертенята, не сговариваясь, прыгнули на сковородку и принялись на ней отплясывать. Мало того, при этом они, дикими голосами, исполняли совершенно непотребные песни.

Мужик опять отреагировал как–то странно – налил на сковородку растительного масла. Сам же, сходил в комнату, налил–выпил, слышно же все, и вернулся.

Хоть чертенята и продолжали отплясывать и голосить, видать, сковорода к тому времени прогрелась, никакой реакции со стороны мужика опять не последовало. Он взял мясо, два больших куска: «Извращенец! – подумал один из чертенят», положил их на сковородку и прикрыл крышкой. Маленький нюанс, который, и это наверняка, чертенятам будет неловко вспоминать о нем в будущем: когда мужик начал укладывать мясо на сковороду, чертенята соскочили с нее, как будто мужик туда решил еще и ладана добавить. Так что, в прямом и переносном смысле, не солоно хлебавши, «зеленая бригада» вернулась на ставший уже привычным подоконник.

Сигареты на этот раз никто не захватил, да и незачем, и без них было, хуже не придумаешь. Чертенята не злились, потому что были не в состоянии этого делать, – ОНИ НЕ ПОНИМАЛИ!

Они не понимали, как так, мужик пьет не первый день! Вон, только сегодня, вторая бутылка заканчивается. Закусывает конфетами, слушает джаз, по телефону разговаривает, да еще и мясо жарит.

Там, откуда прибыла «зеленая бригада», процедура употребления спиртного была давным–давно расписана буквально по минутам и утверждена на самом высоком уровне. В сущности работа у чертенят не была такой уж сложной, потому что все клиенты, вне зависимости от того, пили они по несколько человек сразу или в одиночку, вели себя совершенно одинаково. Да, потрудиться над этим конечно же пришлось и потрудиться основательно, но делала это не такая вот зеленая мелочь, а представители ихнего роду–племени куда более серьезные, а они свое дело туго знали.

На первый взгляд этот мужик, он же, клиент, казался экземпляром очень даже легким в плане приведения его до требуемое состояние. На ребенка совсем не похож, значит ангелов здесь и в помине нету. Жены или просто женщины, ни рядом, ни вообще, тоже не наблюдается, один–одинешенек. Можно сказать, ну просто идеальный случай, как кусок мягкой и теплой глины: бери его и лепи что тебе угодно. А получается, вернее, вообще ничего не получается. Тьфу!

– Урод какой–то. – сказал недавно спавший чертенок.

– Мутант. – уточнил другой, спавший.

В комнату зашел мужик. В одной руке он держал тарелку с дымящимся мясом, а во второй, бутылку водки. Он еще раз сходил на кухню, принес: вилку с ножом, хлеб, майонез и бутылку лимонада.

– И не жрется ему на кухне, прямо как барин. – зло сказал один из чертенят.

– Ага. – согласился другой. – Вилка с ножом. Точно, мутант.

– Поработаем? – спросил третий.

– Да ну его. – это уже бригадир и командир. – Толку–то?!

Мужик, разумеется, выпил водки. После этого, к удивлению и даже ужасу чертенят, с явным аппетитом, запивая лимонадом, съел все мясо. После этого, грязную тарелку с вилкой и ножом отнес на кухню и, слышно же, помыл их.

– Он что, совсем что–ли?! – заорал чертенок, который недавно спал.

– Говорю же, мутант. – пробурчал его соратник по вчерашнему дню.

Мужик вернулся в комнату, вылил остатки водки в стакан, выпил их и открыл следующую бутылку.

«Зеленая бригада» уже приготовилась было встречать пополнение и даже заерзала в предвкушении радости встречи, но из бутылки никто не выскочил, вот так вот!

От ужаса «подоконник» сжался до размеров молекулы. Такого просто не могло быть, потому что до сего момента никогда не было и не происходило! Из каждой, и это в обязательном порядке, из каждой бутылки водки, всегда выскакивал маленький зелененький чертенок, потому что был неотъемлемой частью ее содержимого, а тут такое. Аномалия, не иначе!

Мужик налил, выпил и закурил. Да, музыку он выключил и опять включил телевизор. Докурив, прямо из горлышка попил лимонада, лег на диван, на котором, кстати, сидел и тут же уснул.

Чертенята, не сговариваясь переместились–перепрыгнули на спящего мужика. Один из них залез ему в ухо и наверняка стал там безобразничать. Почему безобразничать? А потому, что он больше ничего не умел делать. Остальные принялись бегать по мужику, дергать его за нос, волосы, уши и орать все теми же, дурными голосами.

Трудно сказать, сколько это продолжалось по времени, потому что в таких случаях, как известно, время останавливается. Вот только чертенята исполняли свои обязанности не то, чтобы лениво, а как бы больше для проформы, не по велению сердца или что там у них вместо него.

Но все рано или поздно, заканчивается. Закончилась и беготня по мужику с причинением тому легких телесных повреждений. Чертенок, который залез мужику в ухо, вылез из другого уха, и время возобновило свой извечный ход.

– Нет ребята, бесполезно. – сказал бригадир и командир когда все уселись на подоконнике. – Клиент неправильный, надо начальству докладывать, пусть сами разбираются.



***



Вызов или призыв о помощи, неважно, был услышан. Послышалось щелканье замка, чуть скрипнула, а затем хлопнула дверь и через пару секунд в комнату вошел мужчина, только не такой, как на диване, не «самый обыкновенный».

– Что тут у вас? – спросил он.

– Старший! – принялся то ли докладывать, то ли оправдываться самоназначенный бригадир и командир. – Мы сделали все что смогли. Он какой–то неправильный! Мы ему пиво из крана пустили, нефильтрованное, а он им мясо промыл.

– Какое мясо? – переспросил Старший.

– Которое потом пожарил и слопал!

– Посуду моет!

– Вместо шансона, джаз слушает! – посыпались то ли обвинения в адрес клиента, то ли оправдания в свой адрес.

– Мутант! – сказал чертенок, сторонник теории мутации клиента.

– Ладно, после разберемся. Брысь отсюда! – мужчина сделал знак рукой и «зеленая бригада» с подоконника исчезла. Не растворилась или разбежалась в разные стороны и по щелям, а именно исчезла.

Мужчина сел в кресло по другую сторону стола, взял бутылку и налил себе водки. Только налил он не на два пальца, как принято, а полный стакан. Выпил. Закусывать не стал, да и нечем было, на столе кроме конфет, ничего из закуски не было, закурил и посмотрел на спящего мужика.

Мужик как мужик, лет сорока пяти, ну может быть пятидесяти. Роста среднего, а значит обыкновенного. Телосложения тоже обыкновенного. Не сказать, чтобы толстый, но и не худой, живот имеется, а значит, телосложение обыкновенное, точно такое же, как почти у всех его ровесников.

Конечно Старший, на то он и Старший, мог легко и просто просмотреть, хоть в виде фильма, хоть в картинках, всю жизнь спящего мужика, но не стал этого делать, так было интереснее.

Судя по рассказу подчиненных, случай и впрямь, интересный. Вот мужик, сам по себе и с виду, смотреть не на что. Такие как он, ежедневно, тысячами, находятся в состоянии клиентов ведомства, в котором Старший являлся старшим. Что интересно, вернее, никакого интереса в этом давным–давно уже нет, потому что все они представляют собой ежедневную рутину и статистику, и как две капли воды похожи один на другого… Может быть даже в каплях воды можно найти больше различий, чем, если наугад взять двух клиентов ведомства Старшего и сравнить. А этот, стало быть, не такой как все, отличается.

«Против системы попер. – подумал Старший. – Ладно, страшного ничего не произошло. Оно даже хорошо, любой нетипичный случай нужно учитывать, и анализировать, чтобы не появлялись вот такие, бунтари. – и усмехнулся».

Сначала было, он хотел разбудить спящего, но передумал, пусть поспит, ничего страшного. Да и похмелье в его ведомстве ценилось выше, чем пьяное состояние, возможностей больше, особенно когда похмелиться нечем.

Старший опять налил и выпил, закурил. Он просто сидел и ждал, когда мужик проснется сам, по собственной потребности, так сказать.

Поскольку Старший пил водку не как люди, а стаканами, бутылка быстро закончилась. Он сходил на кухню и принес вторую. Открыл, налил, выпил, закурил. Мелькнула мысль, оставить мужику на опохмелку или не оставлять? Решил не оставлять, так надежнее.

Проснется мужик, глядь, незнакомец в доме и водку всю выпил. Вот тут и начнется. Ни один из клиентов и не клиентов тоже, Старшему это было хорошо известно, не сможет перенести это спокойно, ругаться начнет, буянить. Как начнет, так значит и перестанет быть не таким как все, перестанет переть против системы. «А система, она добрая. Она всех принимает, с распростертыми объятиями. – Старший усмехнулся и налил еще».

Водка была благополучно выпита, а мужик все не просыпался. Делать было нечего и Старший принялся осматривать квартиру, вернее комнату. Квартира была однокомнатная, так что, кроме комнаты, осматривать было особо нечего.

Квартира как квартира. Старший их много повидал, причем разных. Начиная даже не с квартир а с дворцов, чуть–ли не королевских, и заканчивая землянками на городских свалках. Отличаться–то они между собой отличались, но везде происходило одно и тоже, согласно давным–давно разработанному и утвержденному сценарию.

Квартира нынешнего клиента не сказать, чтобы кричала от свалившегося на нее изобилия, но и от беспросветной убогости и нищеты голоса, тоже, не подавала. Есть квартиры, взглянув на которые, сразу становится ясно, – здесь все в прошлом. А вот квартиры, где все в будущем, определить трудно, практически невозможно. Судя по мебели с обстановкой, квартира мужика не вздыхала, не сожалела о днях ушедших, не проклинала дни наступившие и не смотрела с надеждой и тоской в сторону дней грядущих, – жила настоящим.

Но вот мужик заворочался, открыл глаза, посмотрел на незнакомца и сел на диване. Первым делом, он взял бутылку лимонада и сделал несколько глотков, прямо из горлышка и только потом обратил внимание на незнакомца.

– Ты откуда? – спросил мужик.

– Оттуда… – загадочно ответил Старший. – А почему ты не спрашиваешь, как я сюда попал и что здесь делаю?

– Ясно дело как, через дверь, восьмой этаж все–таки. Дверь на балкон закрыта, окна целы, значит через дверь, – и усмехнулся. – а печки с дымоходом у меня нет. Зачем пришел, надеюсь расскажешь, во всяком случае не воровать. Если бы хотел что–то украсть, пока я спал, украл бы и смылся. Верно говорю?

– Верно. – согласился Старший.

– Так кто ты?

– Догадайся. – Старший решил немного подурачиться.

Мужик потянулся за бутылкой. Бутылка оказалась пуста и мало того пуста. Рядом с ней стояла точно такая же и тоже пустая. Мужик сходил на кухню, не иначе как в надежде на чудо и вернулся ни с чем.

– Черт! – сказал он, садясь на диван.

– Ну зачем же так грубо. – поморщился Старший. – У меня есть и другие имена.

Мужик оставил слова гостя без внимания и принялся одеваться.

– Ты это куда?

– В магазин, куда же еще?

– А почему не ругаешься, – Старший усмехнулся. – за то, что всю водку выпил?

– Толку то! – сказал мужик одевая джинсы. – Она от этого не появится, все равно в магазин надо будет идти.

– А если появится? – скроил хитрую физиономию Старший. – Тогда что?

– Если появится, – мужик задумчиво смотрел на рубашки, развешанные на ручки дверец стенки, какую одеть. – тогда вообще никакого смысла нет. Со мной пойдешь или здесь подождешь?

– Ладно тебе, успокойся. Никуда ходить не надо.

Старший был готов к чему угодно, практически ко всему. Да–да, ко всему, не стоит забывать, кем он был по своему служебному положению, не говоря уж о сущности и происхождении.

На столе, прямо из воздуха, появилась бутылка водки. Сказать, что мужик нисколечко не удивился, означает, соврать, удивился конечно, но глаза на лоб не полезли. Он снял джинсы и одел изначально непонятного назначения и происхождения домашние штаны.

– Так бы сразу. – сказал он садясь на диван. – Неужели обязательно выпендриваться надо?

– Иногда надо. – Старший открыл бутылку. – Принеси еще стакан.

Мужик пошел на кухню и вернулся оттуда с еще одним стаканом и с тарелкой, на которой лежали слегка заветренные сыр и колбаса.

– Наливай. – то ли попросил, то ли приказал Старший. – Теперь ты понял, кто у тебя в гостях?

– Кажись понял, – сказал мужик разливая водку. – но если ты насчет того, чтобы где–то кровью расписываться, то зря теряешь время, не буду.

– А что так? – удивился Старший.

– Если объяснишь, зачем? – мужик не чокаясь выпил и закусил сыром. – Тогда может и подумаю.

– Дерзок ты, однако. – Старший тоже выпил, но закусывать не стал.

– Ну почему сразу, дерзок? – мужик закурил. – Ты сидишь у меня дома, вон, водку всю выпил и я еще и дерзким оказываюсь, скорее наоборо
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+16
Хорошо когда хорошо! Даже черти пох... Только вот нечасто такое бывает... pray.gif bravo.gif cheer.gif
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+2
Ух ты блядь, черт возьми
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+3
Этакий Фауст Иванович Иванов. Понравилось. bravo.gif
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
годно
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+21
Задумка неплохая, а вот конец ниочем
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+2
Почему? Вполне философский текст. Мысли материальны. Когда у тебя всё хорошо, черти не приходят. Даже когда тебе кажется, что всё плохо, думай о хорошем. smile.gif
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
Ну раз вам "ниочем", не значит что в нём нет смысла :) Мне лично хорошо зашел текст, у меня есть друг с такой же философией "мутанта". Завидую ему)
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+3
Я в запоях тоже оправдание ишу себе что этот мир жесток и несправедлив, вот и бухаю от вселенской тоски. )
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
А зачем вообще пить? upset.gif
●●
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+4
С козырей пошел? )

З.Ы. Так то я в завязке уже больше года.
●●●
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
0
Да нет, я действительно не понимаю, зачем.
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
Оказывается белка должна быть-зеленой. Надо запомнить.
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+4
Это на вкус. Кому как! gigi.gif

Мутант
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
Запоминай gigi.gif

Мутант
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
0
А говорят что белочка приходит на третий день после запоя ?
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
Ага, синдром отмены.
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
к афтору, видимо, черти не приходили. вот он и думает, что так вот все просто и легко. ниф-ниф непуганый...
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+3
Концовочка ни о чём. Такая завязка интересная была, а потом ТСу видимо надоело писать, и он быстренько закруглился.
У меня вот то же все хорошо, но я не бухаю, и чертей не наблюдаю)
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+2
Замах на рубль, удар на копейку. Развязка подкачала и несколько затянуто.
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+2
Цитата (Dron66 @ 16.10.2016 - 19:35)
А зачем вообще пить?  upset.gif

Потому что хорошо!

Это сообщение отредактировал Прутков - 16.10.2016 - 20:12
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+6
Текст годный ))), концовка только не особо, вроде мысль раскрыта, но смято как-то.
И это, ТС: цопик чего не вставил? Я сходил по ссыли, © Copyright stargazer, 4.1.2016 - это твоё?
Лови чертёнка! )))


Мутант
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
0
а ведь все таки хорошо!

зелененьких этому пацану. gigi.gif
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+4
У Саши Черного чтото подобное есть, про чертей запойных))
"Жилка за жилкой, сустав за суставом, все на
свое место встали, - цельная погань на край горлышка села, на
штабс-капитана смотрит, хвостом в носу ковыряет. Как есть бесенок, масть
вот только неподходящая: обнакновенно они в черноту ударяют, а спиртная
нечисть в зелень.
Штабс-капитан ничего, - не удивляется. Даже обрадовался, не с мухами
же тихий разговор вести.
- Наконец, - говорит, - заявились. Давно вас заждался! Почему ж ты,
однако, ммалиновый?
Соскочил бес поближе, на чернильницу сел, потягивается.
- Потому, - отвечает, - форму у нас переменили. Которые по купечеству
приставлены, по запойной, значит, части, - обмундирование у них,
действительно, старое оставлено, зеленое. А какие к военным
прикомандированы, особливо к запасным, - те теперь малиновые."
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+3
-Алле, скорая помощь?
-Да че случилось?
-У моей жены белая горячка!
-Откуда вы знаете?
-Так в комнате полно чертей, а она их не видит!
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+3
"Белочка" только на отходняках бывает, а наш герой пьет еще. Поэтому и не прискакала пока.
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+5
Цитата
погань на край горлышка села, на
штабс-капитана смотрит, хвостом в носу ковыряет. Как есть бесенок, масть
вот только неподходящая: обнакновенно они в черноту ударяют, а спиртная
нечисть в зелень.

Кому как... Одно время я залопал сильно и белочка пришла в виде большой жабы... Наверно от это стало страшнее, что не чертик... pray.gif pray.gif
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
Господи, как же у меня все хорошо... оказывается alik.gif gigi.gif
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
0
Годный рассказ ,и хорошо что все хорошо заканчивается.
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
0
" Я пью, потомучто я пью" кажется Портос
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
0
Ощущение какой-то незавершенности, но годно)
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
0
Концовку автор явно не продумал
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
0
На белого коня вскакивают обычно через пару дней после завершения приёма алкоголя. Так называемый "синдром отмены". Казалось бы, чувак в адеквате, уже два дня не пьёт, а тут бац! и в окошко вышел. А во время приёма алкоголя могут возникать галлюцинации, и то это всё индивидуально.У ТСа походу как раз галюны алкогольного генеза приключились, или он сам по себе шизофреник у которого все хорошо.
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
"Слезь с плеча,а то перекрещусть"...
(С)
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
Прикольно.
Я бы почитал концовку как он Старшего смог наебать.
Но и так сойдет. Тыкнул в крест.
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
Круто, на одном дыхании biggrin.gif

Отправлено с мобильного клиента YAPik
Гость 2016-10-18 11:55:03 # Ответить
+1
вот это я довольна! с удовольствием прочла перед сном про чертей, даже такая милая концовка нравится, а не как обычно нагибатели чертей, а этот кадр счастливый флегматик)
спасибо,ТС, хорошие буквы!
© Hodor 2009 – 2016
Пользовательское соглашение
Правила
Яндекс.Метрика